?

Log in

No account? Create an account
doudeamo
Свежие записи 
4-май-2011 04:25 pm - Брызжут слюной
Не всем нравится блаженный Папа:

http://tapirr.livejournal.com/2940073.html

Адвокаты Дьявола...
С. С. Аверинцев


Два рождения европейского рационализма



Вопросы философии. 1989, №3, с. 3-13




Важнейший символ духа Нового времени — издававшаяся Дидро и Д'Аламбером «Энциклопедия» («Епсусlopédie, ou Dictionnaire Raisonné des Sciences, des Arts et des Métiers, par une Société des Gens des Lettres», 1751—1780). Ее заглавие, привычное для нас, ибо вошедшее в обиход с легкой руки все тех же Дидро и Д'Аламбера, но вовсе не столь обычное для их времен 1, заставляет для начала вспомнить о греческом языке. Оно хочет быть греческим. Чтобы отдать дань педантизму классической филологии, заметим, что Εγκυκλοπαιδεία (в одно слово) — это ошибочное чтение вместо ἐγκύκλιος παιδεία встречающееся в некоторых рукописях и старинных изданиях Квинтилиана 2. Что до словосочетания ἐγκύκλιος παιδεία, само оно появляется лишь поздно, у авторов римской эпохи, начиная с Дионисия Галикарнасского (I в. до н. э.) 3, но выражаемая им идея восходит к временам древних софистов и специально Гиппия Элейского (2-я пол. V в. до н. э.), который, по свидетельству диалогов Платона, преподавал именно то, что впоследствии стало называться ἐγκύκλιος παιδεία— «энциклопедические» знания 4.


Παιδεία — это «воспитание», «образование», «культура». Точное значение прилагательного ἐγκύκλιος много обсуждалось в классической филологии 5; итоги дискуссии позволяют выделить два дополняющих друг друга смысловых момента — во-первых, полноты и завершенности «цикла» дисциплин, во-вторых, широкой доступности, экзотеричности в противоположность эзотерике специалистов 6.

-----------------------------
1 Единственный пример сходного словоупотребления был подан в Англии, на когорую столь часто оглядывались энциклопедисты: Ephraim Chambers, Cyclopaedia, v. 1—11, 1728. Как известно, французская «Энциклопедия» родилась из более скромного замысла издателя Ле Бретона - переработать перевод труда Э. Чэмберса. Обычным заглавием для энциклопедического издания в XVII и XVIII вв. было «словарь» (например, знаменитые «Dictionnaire historique et critique» П. Бейля, 1695-1697, и «Dictionnaire philosophique» Вольтера, 1764—1769) и «лексикон» (например, «Lexicon technicum» Гарриса. 1704).
2De institutione oratoria, lib. 1, с. 1, 10.
3De comparatione verborum, 206; сf. De Thucydide, 50 ἐγκύκλια μαθήματα— синоним ἐγκύκλιος παιδεία. Если верить Диогену Лаэртскому (ИЬ. VII, с. 32), об ἐγκύκλιος παιδεία говорили уже во времена стоика Зенона, т. е. в конце IV в. до н. э.; неясно, однако, насколько достоверна информация Диогена и говорит ли она о наличии самого термина или только понятия.
4 Platonis Hippias minor, p 368 bd; Protagoras 318 df; Hippias maior 285 b sgg.

5 Ср. Koller H. Ẻγκύκλιος παιδεία «Glotta», 34, 1955, S. 174-189
6 Ср. Wieland W. Aristoteles als Rhetoriker und die exoterischen Schriften, «Неrmes», 86, 1958, S. 323—342. Плутарх соединяет ἐγκύκλια καί κοινά как синонимы (De audiendo, с. 13, 45 с.}.
3



То и другое хорошо подходит для характеристики программы «Энциклопедии» Дидро и Д'Аламбера. Первое отчетливо сформулировано в известном «Предварительном рассуждении» Д'Аламбера: «Как энциклопедия труд наш должен излагать, насколько возможно, порядок и последовательность человеческих знаний 7. Второе находит соответствие в решимости энциклопедистов обращаться через голову ученой касты к всеевропейской публике образованных светских людей — той публике, которая, собственно, и была творима их усилиями. Эта черта популярности и популяризаторства объединяет философскую пропаганду энциклопедистов с философской пропагандой софистов, к эпохе которых недаром прилагали иногда имя античного «Просвещения» 8; и в одном, и в другом случае закономерно и необходимо возникала атмосфера вызова и скандала — весь тот шум, отголоски которого слышны, скажем, в «Облаках» Аристофана, но и в инвективной литературе XVIII в. Сам по себе шум — в данном случае отнюдь не пустое и не внешнее обстоятельство истории мысли, но содержательная характеристика процедуры интеллектуальной революции. До софистов были Гераклит и Парменид, до энциклопедистов — Ф. Бэкон, Декарт, Спиноза; но интеллектуальная революция становится из возможности фактом не тогда, когда открыт новый способ мыслить, а тогда, когда этот способ мыслить доведен до сведения всех носителей данной культуры.


Попутно отметим дальнейшее сходство позиционных отношений. Реакция на движение софистов породила для начала то, что современникии потомки вычитывали из личного образа Сократа; затем пришли классические системы греческого идеализма, причем Платон предложил более интенсивный тип синтеза, Аристотель - более экстенсивный. Реакция на движение энциклопедистов породила для начала то, что современники и потомки вычитывали из личного образа Руссо 9; затем пришли классические системы немецкого идеализма, причем наблюдается аналогичное соотношение между систолой этого идеализма в системе Канта и его диастолой в системе Гегеля10. Но в обоих случаях все последовавшее только подтверждало необратимость произошедшей революции. Образ Сократа как антипода софистов эффективно воздействовална воображение современников не вопреки тому, а именно потому, что Сократ был человеком софистической культуры; и таково же отношение Руссо к энциклопедистам. Философская культура Платона и Аристотеля предполагает дискуссии века софистов как данность культурного быта, предмет отталкивания, но и точку отсчета; и таково же отношение немецкого классического идеализма к умственным битвам эпохи Просвещения.



Далее: http://ec-dejavu.ru/e/Encyclopaedia.html
4-янв-2010 04:45 pm(без темы)
«Если мы желаем, чтобы как раньше, на протяжении тысячелетий, на нашей земле рождались свободные сыны Грузии, мы должны быть готовы держать в одной руке мотыгу, а во второй ружье»

отсюда

Фото Чарльза Рэя, Plank Piece I, II 1973 © Charles Ray www.zwirnerandwirth.com</center>

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ФОТОГРАФИЯ

Елена ЗЫРЯНОВА

Как течение концептуальное искусство стало складываться и заявлять о себе в конце 1960-х, хотя сам термин «концептуализм» был предложен еще в 1961 году Генри Флинтом — когда художник Солом Левитт выпустил первый манифест под названием «Параграфы концептуального искусства». В нем был сформулирован главный принцип нового искусства, в котором «идея, или концепт, является самым важным аспектом работы». Сама «идея становится машиной, которая создает искусство». Мастерство исполнения в этом случае вторично.

Тем самым возрождались идеи, высказанные еще на заре XX века Марселем Дюшаном, в которых конечный продукт ничего не значил по сравнению с замыслом и процессом его реализации. В итоге концептуализм расправился с традиционной иерархичностью в художественном искусстве, с привилегированным положением, которое, казалось, пожизненно занимали живопись и скульптура.

Исходный материал и уровень создания произведения оказались не столь важны, что изрядно поспособствовало смешению между собой в одном произведении скульптуры, живописи, видео, перформанса и, конечно, фотографии. Стирание границ между видами искусства подчас делало затруднительным идентификацию законченного произведения. Это замешательство комментировали и сами авторы. Так, Джефф Уолл охарактеризовал свои работы: «Не фотография, не кино и не живопись, хотя все эти роды искусства имеют к ним непосредственное отношение». Свои лайт-боксы он называл «абсолютной синтетической технологией».

Габриель Ороско, говоря о своем творчестве, не считает возможным «отделение фотографии от своей скульптурной практики». Он же формулирует и другую актуальную проблему в фотографии, вновь воскресшую в 1960–1970-х и продержавшуюся долгое время в концептуальной практике: «Я использовал фотографию точно так же, как я использовал в разное время другие материалы и объекты, находившиеся вокруг меня, не думая о фотографии как специфическом концептуальном решении».

Фото Марселя Брутэра, La Soupe De Daguerre (The Soup of Daguerre) 1974 Marcel Broodthaers www.zwirnerandwirth.com


Читать дальше...Свернуть )
5-сент-2009 09:37 pm(без темы)

После долгого перерыва, вызванного, как принято говорить, разными обстоятельствами, мы с вами продолжаем прогулку по Садовому кольцу. Та часть Кольца, по которой пройдет наше седьмое путешествие, называется Зубовским бульваром. Почему бульвар и почему – Зубовский? Сейчас разберемся…

Кто такой Зубов… 

    Собственно говоря, первой имя стрелецкого полковника Зубова получила площадь, находящаяся в конце бульвара (по ходу нашего маршрута). Жил этот самый Зубов, командовавший полком, расположенным на внутренней стороне площади еще в конце XVII века, задолго до образования и площади, и бульвара. Но, канув в вечность вместе с неугодившими Петру I стрельцами, полковник успел передать по наследству свое имя всей этой местности, получившей в народе название Зубово.

    Именно здесь, у Зубовских, или, по-старому, Чертольских ворот, Земляного города отряд князя Дмитрия Пожарского 22 августа 1612 года разбил войска поляков под началом гетмана Хоткевича, заставив их отступить от Москвы на Поклонную гору. Об этом событии мы уже упоминали в одном из предыдущих наших путешествий, но – почему бы еще раз не вспомнить о победах? С вопросом, почему бульвар «Зубовский», мы вроде разобрались, а вот откуда на Садовом кольце вообще взялись бульвары? Дело в том, что большая часть только что спроектированного в 1820-х годах Кольца была во многом занята кабаками, лавками, складами и небольшими деревянными домами людей невеликих, которым было предписано сооружать перед своими строениями палисадники, а Зубовский (и продолжающий его Смоленский) бульвар был населен в основном людьми именитыми. А именитые люди желали жить не на каком-то там «валу», а непременно на бульваре, как их собраться по классу, обитающие по периметру Бульварного кольца. Одним словом:

Надев широкий боливар,
Онегин едет на бульвар…

    Московские «онегины» ни в чем не хотели отставать от своих петербургских родственников. Да и зелень на Зубовском была высажена соответствующая – вот и получился бульвар!


Читать дальше...Свернуть )
9-апр-2009 12:58 am(без темы)

Маршировали когорты, вопила чернь в амфитеатрах, сенаторы и шуты, вакханки и поэты, торгаши и философы рукоплескали стареющему Августу. Бродил по своему дворцу сумрачный Ирод, спорили, склоняясь над свитками, иудейские книжники. Обитатели империи внимательно следили за финансовыми сделками и ристалищами. Мало кто из них слышал о далеком Назарете, и, конечно, никто не знал о доме, где скрытая от мира, но открытая Богу душа пережила неизъяснимую Встречу. Между тем спустя века мысли миллионов людей будут прикованы к Ее бедной келье. Август и Ирод уйдут в прошлое, а Она пребудет вечной Спутницей человеческого рода.

далее
29-мар-2009 08:18 pm - Логос # 1 2007 (58)

Логос # 1 2007 (58)
 
 
Содержание
 
  

Славой Жижек. «Философия начинается с Канта
и заканчивается Гегелем». Интервью для журнала «Логос»

3-13
Том Нейрн. От гражданского общества к гражданскому национализму: Эволюции мифа
14-33
  
Нации и национализм-2
 

Майкл Биллиг. Повседневное напоминание о Родине

34-71

Бенедикт Андерсон. Копия, аура и поздненационалистическое воображение

72-83

Маргарет Канован. Меч веры и щит страха: Либерализм и сила нации

84-102
  
Дискуссия 
Борис Капустин. Законодательство истины, или Заметки о характерных чертах отечественного дискурса о нации и национализме103-137
Виталий Куренной. Политический и аполитический национализм
138-155
Олег Кильдюшов. По следам наших выступлений, или Несколько замечаний по поводу одной «странной» дискуссии
156-176
Андрей Казанцев. Нации и национализмы на развалинах советской империи: Возможности внешних сопоставлений
177-194
Михаил Ремизов. Русский национализм как идеология модернизации
195-202
Сергей Сергеев. Заметки о национальном
203-209
Артем Смирнов. О «сумме индивидов», «лингвистическом идеализме» и «носителе суверенитета»: Ответ Б. Г. Капустину
24-фев-2009 02:17 pm - О Данте
ДАНТЕ Алигьери
<tr></tr></td>

Портрет

ДАНТЕ Алигьери (Dante Alighieri) (1265-1321), итальянский поэт, создатель итальянского литературного языка. В юности примкнул к школе «дольче стиль нуово» (сонеты, воспевающие Беатриче, автобиографическая повесть «Новая жизнь», 1292-93, издание 1576); философские и политические трактаты («Пир», не закончен; «О народной речи», 1304-07, издание 1529), «Послания» (1304-16). Вершина творчества Данте поэма «Божественная комедия» (1307-21, издание 1472) в 3 частях («Ад», «Чистилище», «Рай») и 100 песнях, поэтическая энциклопедия средних веков. Оказал большое влияние на развитие европейской культуры.

* * *


ДАНТЕ Алигьери (май или июнь 1265, Флоренция 14 сентября 1321, Равенна), итальянский поэт, один из величайших гениев мировой литературы.


Биография


Читать дальше...Свернуть )


Лирика


Читать дальше...Свернуть )


Трактаты


Стихотворения философского содержания стали предметом комментария в неоконченном трактате «Пир» (ок. 1304-07), который представляет собой один из первых в Италии опытов по созданию научной прозы на народном языке и одновременно обоснование этой попытки своего рода просветительскую программу вместе с защитой народного языка. В неоконченном латинском трактате «О народном красноречии», писавшемся в те же годы, апология итальянского языка сопровождается теорией и историей литературы на нем и то, и другое относится к абсолютным новациям. В латинском трактате «Монархия» (ок. 1312-13) Данте (также впервые) провозглашает принцип разделения духовной и светской власти и настаивает на полном суверенитете последней.


«Божественная Комедия»


Над поэмой «Божественная Комедия» Данте начал работать в годы изгнания и закончил ее незадолго до смерти. Написанная терцинами, содержащая 14 233 стиха, она делится на три части (или кантики) и сто песней (в каждой кантике по тридцать три песни и еще одна является вступительной ко всей поэме). Комедией она названа автором, который исходил из выработанной средневековой поэтикой классификации жанров. Определение «божественная» присвоили ей потомки. В поэме рассказывается о путешествии Данте по царству мертвых: право увидеть при жизни загробный мир это особая милость, избавляющая его от философских и нравственных заблуждений и возлагающая на него некую высокую миссию. Данте, заблудившемуся в «сумрачном лесу» (который символизирует конкретный, хотя и не названный прямо грех самого автора, и вместе с тем грехи всего человечества, переживающего критический момент своей истории), приходит на помощь римский поэт Вергилий (который символизирует человеческий разум, незнакомый с божественным откровением) и ведет его по двум первым загробным царствам царству возмездия и царству искупления. Ад представляет собой воронкообразный провал, заканчивающийся в центре земли, он разделен на девять кругов, в каждом из которых совершается казнь над особой категорией грешников (только обитатели первого круга души некрещеных младенцев и праведных язычников избавлены от мук). Среди душ, встреченных Данте и вступивших с ним в беседу, есть знакомые лично ему и есть известные всем персонажи античной истории и мифов или герои современности. В «Божественной комедии» они не превращены в прямые и плоские иллюстрации своих грехов; зло, за которое они осуждены, сложно сочетается с их человеческой сущностью, порой не лишенной благородства и величия духа (среди наиболее прославленных эпизодов такого рода встречи с Паоло и Франческой в круге сладострастников, с Фаринатой дельи Уберти в круге еретиков, с Брунетто Латини в круге насильников, с Улиссом в круге обманщиков, с Уголино в круге предателей). Чистилище это огромная гора в центре необитаемого, занятого океаном южного полушария, уступами она разделена на семь кругов, где души умерших искупают грехи гордыни, зависти, гнева, уныния, скупости и расточительности, чревоугодия, сладострастия. По прошествии каждого из кругов со лба Данте (и любой из душ чистилища) стирается один из семи знаков греха, начертанных ангелом-привратником в этой части «Комедии» острее, чем в других, чувствуется, что путь Данте для него самого не только ознакомительный, но и искупительный. На вершине горы, в земном раю, Данте встречается с Беатриче (символизирующей божественное откровение) и расстается с Вергилием; здесь же Данте полностью осознает свою личную вину и до конца от нее очищается. Вместе с Беатриче он возносится в рай, в каждом из восьми окружающих землю небес (в семи планетных и в восьмом звездном) он знакомится с определенной категорией блаженных душ и укрепляется в вере и знании. В девятом, небе Перводвигателя, и в Эмпирее, где Беатриче в качестве водителя по раю сменяет св. Бернард, он удостаивается посвящения в тайны триединства и боговоплощения.

Читать дальше...Свернуть )
This page was loaded авг 16 2017, 11:23 pm GMT.